Литература на уикенд. «Дядя Толик, зачем вы ходите к Лере Курве?»

Культ • Андрей Диченко
KYKY очень гордится тем, что наши авторы становятся писателями, которых переводят на разные языки мира и включают в программы западных колледжей. Андрей Диченко выпустил новый сборник с нехарактерным для него названием «Была ночь и не было видно жизни». Почему нехарактерным? Почитайте этот рассказ «Конфликт поколений» – и вы всё поймёте.

Гриша рос наблюдательным мальчиком. Правда, это его качество не было обусловлено простой детской любознательностью. Дело в том, что родители Гриши изо дня в день напивались в стельку, а потом орали друг на друга, дрались и портили настроение не только сыну, но и всем соседям. Чтобы не быть исколоченным пьяным отцом и обруганным нерадивой матерью, почти все свое свободное время Гриша проводил на улице. Про родителей он старался просто не думать. а в моменты увлекательных прогулок и вовсе забывал, как выглядят их лица. Больше всего его злило, когда какой-нибудь прохожий говорил, что он – точная копия папаши. Когда мальчик смотрел на синеющее лицо своего отца, то серьезно думал, что оно принадлежит скорее трупу, нежели живому человеку. От таких заключений Гриша обильно потел и затем мучился от холода, пронизывающего тело с каждым порывом ветра. Так как одет он был в дырявые выцветшие обноски, найденные возле мусорных контейнеров, то ветра и морозы доставляли мальчику самый большой дискомфорт. Сам же он себя убедил, что такая практика ему пригодится, да и вообще закаляться полезно. А когда-нибудь в будущем он переедет в такое место, где всегда тепло и холодного ветра не бывает. Пока же Гриша вынужден был жить там, где зима длилась примерно девять месяцев.

Временами он просто гулял по двору, заглядывая то в мусорные урны, то под старую ржавую карусель, установленную невесть когда в самом центре двора. По какой-то причине заботливые жильцы до сих пор не сдали карусель в металлолом, и аттракцион стал своеобразным памятником детству. Гриша решил, что как только их вынесут со двора, то и детство закончится. Зимой карусели покрывались ледяным налетом и напоминали макет заброшенной орбитальной станции. Летом же на них часто сидели старшие ребята. Они пели песни под гитару, много матерились и, конечно же, выпивали. Иногда они намеренно наливали в стаканчики пенистые горькие напитки янтарного цвета и угощали ими шпану. Один раз такого щедрого подарка удостоился и Гриша, но напиток ему совсем не понравился. С тех он решил, что никогда больше алкоголь пить не будет.

Фото: Александр Степаненко

Так как школу Гриша прогуливал, его свободное время занимала слежка за тем, кто и чем днями занимается. Учителям было все равно, родители учебой сына не интересовались, а сам Гриша верил, что как только он станет совершеннолетним, то пойдет служить в армию разведчиком. Этим он оправдывал свою вечную войну с холодами и прозорливость.

На первых порах слежка за всем происходящим ему нравилась. Правда, потом, как и все в жизни, она начала превращаться в рутину. Большинство соседей Гриши ходили на заводы и возвращались домой, а между этим посещали продуктовые магазины, ругались из-за нехватки мест на парковке и периодически напивались спиртным. Уже в десять вечера свет в окнах домов не горел, и весь район погружался в сон. Только из единичных квартир доносились разные звуки, но и они со временем стали казаться банальными.

Все стало куда интереснее, когда Гриша обратил внимание на своего соседа дядю Толика. Он работал токарем на заводе, носил черную шляпу с широкими полями и даже в теплые дни закутывал шею в шарф. Примерно два раза в неделю дядя Толик куда-то уходил в семь вечера, а возвращался только глубокой ночью. Однажды, прильнув ухом к его обитой дерматином входной двери, Гриша услышал, как дядя Толик говорил своей жене о каких-то таинственных подработках на заводе.

– Станок свободный, точи, сколько хочешь. А тут заказы от одного человека, глупо такие деньги терять! – говорил дядя Толик и, игнорируя брань супруги, выходил в темный подъезд.

Гриша же в это время успевал бесшумно подняться на этаж выше, а так как в подъездах почти все лампочки давным-давно перегорели, то дядя Толик о присутствии постороннего даже не догадывался.

Жена его была недовольна лишь тем, что, несмотря на подработки, обещанных фантастических денег муж в дом так и не приносил. Точно так же, как и супруга дяди Толика, Гриша чувствовал неладное. Поскольку в окрестностях он знал каждый закоулок, то решил проследить за токарем-ударником. А заодно узнать, что и для кого он вечерами вытачивает.

Сперва он ждал соседа возле мрачной и сырой проходной завода, но тот там так и не появился. Затем он проследил за дядей Толиком прямо от лестничной клетки и выяснил, что тот едет на троллейбусе в соседний район и заходит в один из подъездов многоквартирного дома. Следующие три недели Гриша провел в этом соседнем мире его родного города, чтобы выяснить, кто же живет на третьем (как он узнал ранее) этаже. Он познакомился с чопорной тетей Светой, выгуливающей интеллигентную таксу. Затем с хамоватым водителем фуры Михалычем, которого застал пьющим пиво на лавочке, еще через день – с компанией парней, стрельнувших у него несколько копеек в обмен на информацию и мешок ворованных с чьей-то дачи кислых яблок.

Так Гриша выяснил, что на третьем этаже дома номер пять по улице Космонавтов живет студентка педагогического института Лера по прозвищу «Курва».

Подежурив у ее дома, Гриша понял, что Лера «Курва» не иначе как проститутка. И посещают ее не меньше трех мужчин в день. Эти новости очень сильно расстроили Гришу, потому что измены он считал страшным грехом, а все проститутки по его мнению были жадными и отвратительными. По крайней мере, так про них писали в бесплатных газетах. Таких можно было вдоволь набрать из почтовых ящиков, развести ими костер и согреться.

Подловив через неделю дядю Толика в своем дворе, Гриша решил с ним поговорить.

– Дядя Толик, зачем вы ходите к Лере «Курве»? – спросил он в лоб сразу после приветственного рукопожатия, сражаясь с собственным страхом.

От такой прыти дядя Толик выпал в осадок и первым делом подумал, что его шантажируют.

– Ты что, малой, денег, что ли, хочешь? – его морщинистое лицо внезапно стало злым и подобным на оскал хищного зверя.

Но Гриша совсем не думал о шантаже. Просто всякая несправедливость печалила его, а поэтому он хотел знать ее причины. А еще такой поступок требовал смелости. А если нет смелости, то как же его возьмут в разведчики?

– Нет, вы чего! Какие деньги. Просто у вас же жена есть....

Дядя Толик, который поначалу планировал проучить мальчугана тумаками, внезапно понял его и пригласил присесть на ржавую карусель. Как он сам пояснил, по такому вопросу нужен серьезный «разговор».

Фото: Gueorgui Pinkhassov

– Понимаешь Гриша, вот нынешние девки, что тут сидят пиво пьют, они ведь испорченные все! Знаешь же девок таких? – спросил он мальчика.

Тот действительно знал всех дворовых девок и считал их отвратительными и пошлыми, но не такими скверными, как проститутки. Они часто говорили плохие слова, плевались шелухой от семечек и много курили, от чего их зубы были желтыми, будто кто-то намеренно втирал в них куски рассыпчатой ржавчины.

– А жена моя не такая. И испортить свою жену я не могу. Для девок этих член в рот взять – обычное дело. Я вот, когда таким, как ты, был, знал хорошо, что ни одна уважающая себя девушка член в рот не возьмет. Ну и мы женщин наших уважали, не заставляли такого делать... Нынешние же... Да тьфу на них всех! – гаркнул дядя Толик и в подтверждение своих слов махнул рукой.

Гриша искренне прочувствовал, что дядя Толик действительно любит свою жену. А что до визитов... Это куда лучше, чем напиваться водки и превращаться в животное, способное бить кулаками ребенка.

– Жену свою люблю и уважаю, а поэтому х** сосать она не будет. А за этим вот, как ты сказал, к «Курве» и хожу. Ты вот хотел бы, чтобы мама твоя х** сосала, а потом губами этими тебя целовала? – спросил дядя Толик у мальчика.

Гриша призадумался и вдруг понял, что он ни при каких условиях не хотел бы, чтобы мама его целовала в принципе. Пахло от нее застоявшимся помойным ведром и мочой, а беззубый рот напоминал нутро разрубленного на две части дождевого червя.

– Да, не хотел бы уж точно... – ответил он исключительно для того, чтобы не расстроить своего собеседника.

– А чего бы хотел? – спросил напоследок дядя Толик.

– Разведчиком стать! – бойко ответил Гриша.

Дядя Толик усмехнулся, затем потрепал мальчика по сальным волосам, сбитым от грязи в блестящие колбаски, и пошел на остановку. Гриша же остался сидеть на карусели и ждать темноты. Домой он возвращался глубокой ночью, надеясь, что там все уже уснули, а в холодильнике есть хоть что-то съедобное.

Новый сборник рассказов Андрея Диченко можно найти тут.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Ты неудачник и говорить с тобой не о чем». Почему я не читаю книги, и это нормально

Культ • Дмитрий Качан
Книги, как и виниловые пластинки, переживают смысловое перерождение. Раньше ими пользовались все, но в цифровую эпоху мы стали меньше читать и больше волноваться по этому поводу. А вот СЕргей ВОрожун и Антон МОтолько честно признались: «Я книги не читаю». Так мы и узнали, почему не читающий книги человек не становится неинтересным (читай, глупым) собеседником и почему книга – это не жизненная потребность, а скорее уже субкультура.
Популярное